|main |new |interviews |reviews |NALabel |contact |guestbook|

Умер Егор Летов


Вчера, 19 февраля, в родном Омске, в возрасте 43 лет умер Егор Летов. Умер. Летов. Так уж вышло. Вот так вот, казалось бы ни с хуя, кончилось детство. Всевечный бунтарь, задорный воитель с воздушными мельницами, одержимый, вечно молодой, он не мог умереть старым, разбитым мудаком. В это гнилое, ебанутое время, имея колоссальный задел и возможность съебнуть в любой момент он отстреливался до конца. Революция пришла, да не та. В это ебнувшееся время, когда все ориентиры семь раз провернулись вокруг себя настала она - психоделия tomorrow. Разрослась, расцвела, раскинулась буйным цветом - и мозг ушел в плаванье, без страховки и обратного билета. В обнимку с психонавтами, прямо по облакам, разглядывая под ногами реки, горы, поля, хватаясь за радугу, цепляясь бородой за звезды и отодвигая солнце - солнце "всех живых, молодых, озорных, разноцветных". Под свои ошеломляющие, колдовские, экзистенциальные, запредельные, безумные и гениальные "Сто лет одиночества" вышагивать за горизонт... Ударники интровертного труда, искажатели сознания, штрафные батальоны безвинно виноватых, добровольцы заранее проигранных боев - обреченный, полыхающий, сжигающий салют несется от одного к другому.

"Мне уже сорок с лишним лет, я уже в принципе могу и помереть. И я не зря жизнь прожил, а сделал много правильных вещей, которые взорвали у кого-то крышу, снесли что-то старое, воздвигли новое..."
"Нашего брата любят когда он мертвый. Сейчас огромный вздох облегчения был бы, если бы я помер."

Современные рокеры кончились сами по себе, кого-то заломало по пути. Человечище Летов, рок-идолище, поэт, музыкант, гуру сибирского рока тоже всех наебал, да еще как. Преждевременная, ранняя смерть при том, что он из себя представлял и сколько сделал намертво впечатала бы его во главу иконостаса. Это было гарантированное место, билет в первый ряд экспресса в - если не бесконечность, то долгую память. Этот шаман, бородатый ребенок, схватился с пластмассовым миром - и каждый остался при своем. Увлеченно и упрямо он расписывал эту действительность яркими красками, горел и кричал, всецело верил в свои игры в бумажные самолетики. Вставал, "лапками богомола грозил надвигающемуся поезду", и оставался живым. До поры до времени. Оголтелая, остервенелая, смелая, отчаянная, ЖИВАЯ жизнь. Он, верно, "и мертвый глядит вопиюще живым". На наш век таких больше не придется. Навечно лихой горемыка, имевший наивность и смелость считать, что "жизнь была этакой изящной разминочкой, подготовкой к тому финальному, решающему, голевому прыжку вон". Имеющий колоссальную, бесстыдную и ликующую свободу "быть дитем в какой-то бесценной степени", "сиять и гордиться, что среди всей замысловатой гамазни не потерял детского, наивного, чистого". Творец, свято и отчаянно верящий в чудо; поэт имевший дерзость дожить до великого. Человек, раз и навсегда поставивший свой личный, персональный мат этому миру, полный, окончательный и бесповоротный. "Пластмассовый мир победит - и да и хуй с ним! Главное - поверить, что Маленький Принц все-таки вернулся домой..."

"Самое страшное - это умереть заживо. Это - самое чудовищное, что я могу себе представить. Умереть "мучительной жизнью"...

Отныне долгая счастливая жизнь - каждому из нас... А тебе, Игорь Федорович, счастливого пути. "Об отшествии преподобнаго в пустыню от славы человеческия" пусть будет тебе финальной кодой для завершения жизненного пути и начала бесконечного вселенского трипа в мириады цветных миров. Проснешься на другой стороне, на другом берегу и, может быть, вспомнишь. Кончился праздник, смеется сейчас тихонечко Егор - вот она, вечная весна...

[10.09.1964 - 19.02.2008]

А он все стоит и стоит на своем
Победоносный
Проклятый
Отчаянный
Словно отрезанный ломоть
Одна нога в могиле
Другая - на облаке
Усталый смертельный
Холодный седой
Убитый убитый
До глины до мяса
Стоит улыбается
Шепчет:
- Моя взяла...



Сайт управляется системой uCoz